• info@mineco174.ru
Главная »  Новости »  Губернатор Борис Дубровский провел пресс-конференцию по итогам первого квартала 2017 года

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский встретился с представителями средств массовой информации и ответил на их вопросы. Стенограмма встречи.

 

СТЕНОГРАММА

пресс-конференции губернатора Челябинской области Бориса Александровича Дубровского

27.04.2017г.

Вступительное слово:

Уважаемые коллеги, мы с вами в декабре 2016 года договорились о том, что будем встречаться чаще. Я предложил режим раз в квартал, чтобы подвести итоги. Я предполагал, если мы будем встречаться 4 раза в год, то будем ограничиваться полутора часами. Я предлагаю вот это решение взять за основу и двигаться.

Кратко позволю себе сказать несколько слов о том, что для нас было важно в этом периоде, что для меня было важно в первом квартале. И представлю некоторые цифры, я понимаю, что вы за ними следите, но, тем не менее, для того, чтобы нам размяться, я предлагаю их услышать еще раз.

Экономика

О хорошем, в первом квартале индекс промышленного производства стабилизировался и показывает 100,1 процента.

Мы только сейчас начинаем стабилизироваться. Я считал, что динамика будет другая, мне казалось, что она будет лучше. Собственно, почему не получилось. 40% нашей экономики составляют металлурги, они снизились – 99,2%. Машиностроители, что тоже для нас очень важно, 97-96%. В этих отраслях все еще есть падение. Появились «экзотические» для нас направления такие, как производство одежды – 125%, изделия из кожи – 115%, обработка древесины – 123%, мебель – в 2,2 раза. Понятно, что это эффект низкой базы, но тем не менее.

Ситуация по металлургам во многом объясняется тем, что у строителей продолжаются проблемы, ввод в действие жилых домов составляет 90%. В этом показателе продолжаем падать, начиная с 2015 года. И, поскольку именно они, в некоторой степени, всегда формируют 35% сбыта для металлургов, этим объясняется спад, все взаимосвязано. При этом мы видим, что строители нашли некие новые направления, новые рынки применения своих возможностей, это промышленные объекты, потому что в целом объем строительных работ составляет 99,8%, почти 100%. Они загружены на уровне 2016 года, но не в жилищном строительстве.

Традиционно у нас выросли показатели в сельском хозяйстве, сельхозпродукция – 104,4%.

Бюджет

Также о хорошем. Доходы консолидированного бюджета более 32 миллиардов, 132% по сравнению с тем же периодом прошлого года. При этом, для того чтобы мотивировать руководителей в территориях, мы перераспределили некоторым образом бюджетные направления, и бюджеты муниципалитетов также выросли на 11% и составили 7 миллиардов. Наш общий бюджет, напомню, 32 миллиарда, областной 25 миллиардов – 139%. В основном, все связано с получением налога на прибыль. Доходы прибыльных организаций выросли – 174%. Здесь надо признать, что это результаты в большей степени металлургов наших. Наша устойчивая бюджетная ситуация не осталась без внимания и рейтинговых агентств. В апреле нам был подтвержден рейтинг кредитоспособности на уровне рейтинга Российской Федерации и получили мы его с прогнозом – стабильный. Такой рост доходной части бюджета позволил нам на 10% в течение первого квартала, если говорить об абсолютных цифрах – на 3 миллиарда рублей, – снизить кредитную нагрузку, мы погасили коммерческие кредиты. На текущий момент у нас коммерческих кредитов всего 1,9 миллиарда рублей. В целом 25 миллиардов нашей долговой нагрузки, 14 миллиардов – это госгарантии, 9 миллиардов – бюджетные кредиты. То есть в этом плане мы чувствуем себя достаточно устойчиво. Выросла средняя заработная плата на одного работника, 105% по сравнению с первым кварталом 2016 года, реальная заработная плата с учетом инфляции 102%. При этом реальные и располагаемые денежные доходы населения снизились – 97,8%, что сказалось на обороте розничной торговли – 89% и объеме платных услуг населению – 96%. Здесь все еще мы находимся в негативном тренде, это надо признать. Учетная безработица – 1,78%, в аналогичном периоде 2016 года она составляла 1,8%, чуть выше. Поднялись обороты внешнеэкономической деятельности, экспорт 125%, а импорт 190%.

Моногорода

Собственно, вот такая некая экономическая ситуация по итогам первого квартала текущего года. На постоянной основе занимались поддержкой и развитием экономики, улучшением инвестиционного климата, поддержкой развития моногородов, напоминаю, у нас их 16. Очень активно и системно работаем с фондом развития моногородов. Начиная с 2016 года, 5 проектных команд этих городов прошли обучение в «Сколково». Суть такая, что команды учатся, делают проекты, защищают их перед своими учителями и коллегами, и эти проекты являются основой для развития территорий. По сути говоря, это некая практика, которую они должны применять у себя в муниципалитетах. Сейчас обучаем еще 11 команд. Получили статус территории опережающего социально-экономического развития в Бакале, для нас это первая практика, мы сейчас активно этим занимаемся, здесь есть перспективы, но не буду углубляться, если будет интересно, то мы готовы это обсудить. С точки зрения готовности бизнеса, близки к активизации в Озерске и Снежинске, в случае если мы там получим режим ТОСЭР для ЗАТО. Пока существует некая юридическая коллизия, которая не позволяет этот статус получить, но наметилось понимание, как будем снимать это противоречие, чтобы статус ТОСЭР получить. Программы поддержки малого и среднего предпринимательства также в этом году будут работать только в моногородах. Задача работы в моногородах буквально следующая: в конечном итоге после всех мероприятий этот город должен избавиться от статуса моногорода, то есть он не должен зависеть от одного производства. Сейчас это системно работает на уровне федерального правительства, мы активно подключены, по понятным всем причинам, мы территория, в которой 16 моногородов, и в этом направлении мы лидеры, по сравнению с другими областями. Мы очень активны в поддержке малого и среднего бизнеса, чтобы подтвердить мое заявление, по результатам конкурса на федеральное софинансирование в 2017 году область привлекла 182 миллиона рублей – это самый большой объем в УрФО, мы шестые в стране. Мы не самые большие по территории, по объему экономики, а тем не менее шестые. Я считаю, что это результат, не буду углубляться, на что они направляются, собственно, это тоже такая детальная и конкретная работа. Докапитализировали гарантийный фонд свой, это позволяет нам сейчас увеличить максимальный лимит поручительства за кредиты малого и среднего бизнеса с 15 до 25 миллионов рублей. Сейчас двигаемся к открытию МФЦ для бизнеса по принципу одного окна, думаю, это будет красивый проект, на открытие я вас приглашаю, мне кажется, это будет интересно и очень современно. Активны очень во внешнеэкономической деятельности, есть свежий этому пример, с Южной Кореей изменились наши отношения. В 2014 году, когда мы первый визит делали, у меня сложилось ощущение, что мы выйдем на другой уровень взаимоотношений, выйдем на совместные проекты, начнем активно развиваться, сюда приехал бизнес, они выбирали землю, искали решения. Я хочу уточнить, насколько они были активны, хозяйка одного очень крупного бизнеса привезла сына и сказала «Он будет здесь работать». Потом изменилась политическая ситуация. Но сейчас они снова у нас, 9 мая у них выборы, и новый президент, руководитель страны, который будет выбран, даст некий новый импульс в развитии наших отношений. Нам бы было очень интересно, много технологических и технических идей у них мы могли бы позаимствовать, а для нас это хороший рынок с точки зрения поставки продуктов сельского хозяйства, это было бы интересно. И так каждый раз у нас нет каких–то пустых поездок, каждый раз мы ищем точки роста, которые могут возникнуть в наших отношениях с теми территориями, с которыми работаем. Только с этим и связана, коллеги, наша внешнеэкономическая активность.

Экология

Челябинская область приняла активное участие в подготовке Года экологии. Мы готовили Госсовет, посвященный Году экологии. Готовили перечень поручений Президента, очень активно его обсуждали. Мы интегрированы в эти процессы и понимаем их значимость для жителей Челябинской области. Нам крайне важно найти новые формы управления процессами. О цифрах, у нас в план Года экологии вошло 82 мероприятия по восьми тематическим разделам, 20 из них направлены на снижение загрязнения атмосферного воздуха, также охрану водных объектов. Блок мероприятий по системе обращения с твердыми бытовыми отходами, экологическое образование, считаю этот вопрос крайне важным. Челябинская область вошла в первую десятку областей, где по результатам первого квартала проведено наибольшее количество мероприятий, посвященных Году экологии. Я уточняю, посвященных Году экологии, в них не считаются мероприятия, связанные с Томинским ГОКом. Это именно те мероприятия, которые мы проводим сами, они направлены на конструктивное развитие этого вопроса. Собственно, мы опираемся на нашу идею, на сводный расчёт, который  мы сделали по Челябинску. Есть поручение Президента федеральному правительству разработать алгоритм управления качеством атмосферного воздуха через сводный расчёт. Есть еще время у федерального правительства, чтобы закончить это поручение. Мы идем с опережением, мы уже посчитали, что надо сделать, чтобы в зоне проживания людей по всем загрязняющим веществам было не более 1ПДК, в этом логика. Раздали не как захотели, а с точки зрения того, как нам говорит наука. Раздали всем те квоты, которые у них должны быть, сравнили с тем, что сейчас у предприятий есть по разрешенным выбросам, и убедились, что у нас впереди существует достаточно серьезный объем работы, который нам надо вместе проходить. В том числе оценили и себя, ясно, что никто, кроме нас, руководителей городов, областного правительства, никто не может решить вопросы с выбросами общественного транспорта, а у нас в интегральном загрязнении качества воздуха транспортные выхлопы порядка 40%. У нас 40%, в Москве 90%, так как там больше ничего другого нет, но тем не менее эти 40% – наша ответственность. Вот сейчас мы 20 предприятиям раздали квоты, они проанализировали, 12 уже ответили, примерно посмотрели, что они должны сделать и понимают масштаб этой истории. Мы настаиваем на том, что мы хотели бы стать пилотным регионом применения вот этой методики работы, я уверен, что будет не просто, но это хорошая система управления. Я дальше в нее погружаться сейчас не буду, она требует специального какого-то осмысления, в ближайшее время будем проводить совещание с крупными предприятиями и приглашаю вас посмотреть, послушать, какие решения будут приняты и оценить масштаб той задачи, которую мы должны решить. Тем не менее очевидно, что всегда эта работа велась, не буду рассказывать историю, сколько было раньше и как хорошо теперь. Положительная динамика есть во многих городах, в частности, в Магнитогорске я с удовольствием увидел, что на ММК в первом квартале этого года закончилась реконструкция сероулавливающих установок в аглоцехе. Это работа очень важная, как бывший их коллега понимаю, на сколько это масштабная была работа, начиналась она в 2010 году, и вот оценен экологический эффект. Он сейчас в сокращении валовых выбросов загрязняющих веществ на 25 тысяч тонн в год. Собственно, закончилась эта работа, и 25 тысяч тонн вредных веществ не будет выбрасываться в атмосферу Магнитогорска. Подобного рода мероприятия очень дорогие, но нам предстоит сделать их достаточно много.

Переработка ТБО

Кратко скажу, что здесь мы работаем над реализацией территориальной схемы по обращению с отходами. У нас 6 кластеров, в каждом кластере должен быть выбран оператор, который будет обслуживать территорию, отвечать за взаимоотношения сторон внутри кластера и за состояние окружающей среды с точки зрения засорения мусором. Он несет публичную ответственность за это и, собственно, организует эту работу. Мы сейчас ближе всех по принятию решения по Магнитогорскому кластеру, там уже выбран партнер, который будет строить новый современный полигон по переработке ТБО, и сейчас объявлен конкурс на определение оператора.

Активно мы работаем по Челябинску. Выбран участок земли, где будет строиться полигон, ищем партнера, который будет его строить. При этом понимаем, что нужно рекультивировать челябинскую свалку – сейчас ведется проект рекультивации. Область заявилась на софинансирование из федерального бюджета. У нас есть обязательная, приоритетная задача до мая следующего года подготовить проект на рекультивацию. И реализовать проект в 2019-2020 годах на сумму 1 млрд рублей: 300 млн рублей своих и 700 млн рублей из федерального бюджета. Параллельно  будем заниматься строительством нового полигона.

Такая же работа в меньшем масштабе будет вестись в остальных четырех кластерах. Она имеет некие особенности, но суть ее не меняется: должен быть полигон, отвечающий современным требованиям, и оператор, который должен отвечать за деятельность в рамках кластера.

Охрана водных объектов

Считаю интересным сказать о мероприятиях в области охраны водных объектов. Я когда начал изучать эту ситуацию – Карабаш как нашу болевую точку, где много накопленных проблем. Одна из них – есть там отвалы, по которым течет река, которая несет в Аргази до 12 тыс. тонн в год загрязняющих веществ. Аргази – это единственный питьевой источник для Челябинска. Это открытая информация – там вся таблица Менделеева. Это большая проблема, и она нам понятна. Мы для себя в 2014 году начали ее изучать, в 2015 году приступили к поиску решений. За счет средств областного бюджета разработали проект, который позволит нам обойти эти отвалы и, по сути, изменить русло реки. Это горная чистая река, когда заходит в Карабаш. Есть предварительная оценка проекта: в 20-25 раз будет снижено количество загрязняющих веществ, заносимых в Аргази. Мы этим решением снимем загрязнение нашего питьевого  источника.

Сейчас нет федеральной програмы «Чистая вода», деньги пойдут областные – 200 млн рублей это будет стоить. Мы начинаем в этом году эту работу, хотел бы поставить задачу закончить ее в течение 2018 года, но коллеги говорят, что масштаб работы большой и раньше 2019 года не закончим в связи с сезонным фактором. Но, тем не менее, эта история понятная, не красивая и не яркая, но такая же, какую нам придется проходить, когда мы будем говорить о качестве воздуха. История проектирования, финансирования, движения, контроля, но она должна приносить те результаты, которые мы от нее ожидаем.

Имидж региона

Из красивых историй внешних имиджевых – мы продолжаем финансировать Красную книгу. 1,5 млн рублей выделяем, 1000 экземляров будет. Она будет максимально распространяться. И казалось бы, внешняя картинка, но имеет свои результаты. Например, сапсан был под угрозой исчезновения, теперь переведен в категорию редкие. Есть перечень таких хороших историй, которые рождают ощущение, что если мы будем работать, заниматься этим предметно, то мы сможем сохранить свою природу. В том числе и там, где она у нас уникальна. Уникальность ее уже в том, что нас взяли с удовольствием в программу Юнеско, это красивая история, которая позволяет сказать, что мы будем улучшать свой статус, имидж Челябинской области.

Я не согласен, что Челябинская область должна быть только связана с имиджем плохой экологической обстановки. Точно и очевидно, коллеги, что это не так. Когда я вижу, что мы рассказываем нашим иностранным коллегам, то понимаю, что все познается в сравнении. Имидж надо беречь, им нужно гордиться, об этом нужно говорить и, наверное, это нужно капитализировать.

Экологическое образование

Считаю, что экологическое образование - это очень важно. Так же, как учат людей читать и писать, так же должны такие навыки давать. Кстати, это в поручениях Президента РФ по результатам Госсовета сказано. Мы включились и работаем. Перечислять не буду, скажу, что уже нескольким проектам дан старт. Подключились вузы, общественные организации. И есть важные для молодежи мероприятия, которые дадут нам образованного в этом плане человека с точки зрения ответственности за экологию, за природу, за землю. Природу беречь нужно, сомнений никаких не вызывает. На это и должны быть направлены все образовательные программы.

Посевная кампания

В апреле началась посевная. Мы очень оптимистичны: погода хорошая, у меня на столе уже справка по посевной, готовность хорошая. Довели деньги (до селян) 80%, чтобы они смогли вовремя закупить семена, топливо, ремонтировать технику. Как говорят наши старцы, у них кости уже начинают болеть, значит в мае-июне будут дожди, а значит, будет урожай – и это хорошо (смеётся).  

Сельское хозяйство – это очень хорошая наша история. Я уже признавался в любви к сельскому хозяйству. Конечно, во многом это высокотехнологичные комплексы, вертикально интегрированные, которыми мы гордимся. Куда бы я ни приехал, всюду говорю: мы первые в стране по производству макарон, вторые по производству мяса всех видов, третьи по производству яйца. Это все, конечно, наши крупные холдинги, но не менее важны наши фермерские хозяйства – селяне, потому что именно эти люди живут на селе, они успешны: им не безразлично, какое село, школа, садик, дорога, потому что они там живут и не собираются оттуда уезжать. Это действительно бизнес, который генерирует положительный денежный поток.

Инвестпроект

В Усть-Катаве  с поддержкой фонда моногородов  строится крупный агропромышленный комплекс «Чурилово»: закрытые теплицы по аналогии с тем, что есть в Челябинске. Я бы сказал поточнее – лучше, чем в Челябинске, потому что они наработали новые технологии, сильно продвинулись в этом направлении, и некоторые решения, которые будут там применяться,  нигде больше не применяются, это их ноу-хау. Уверен, что проект будет успешный. Там есть наши областные деньги, при софинансировании с фондом. Хороший, большой, интересный, масштабный проект. Собственно, надежда сильная, а ощущение стойкое, что этот комплекс даст серьезный толчок. Посмотрели возможности проекта: развитие придорожного сервиса у трассы «М-5», делаем развязки, будет серьезное развитие инфраструктуры.

Готовясь к нашей встрече, посчитал важным это сказать, потому что собственно это то, на чем я сосредоточен в текущем периоде. И готов ответить на вопросы.

Вопросы журналистов:

Андрей Фролов, ответственный редактор радио «Business FM Челябинск»: Во-первых, хотел бы поблагодарить, что через три месяца, как вы и обещали, мы встретились. И хотел бы спросить об открытости ваших коллег. Вчера обсуждался вопрос внешнего облика Челябинска, подготовка к ШОС, но нет комментариев. Почему такая закрытость власти при обсуждении таких интересных важных вопросов?

Б.А. Дубровский: Откровенно говоря скажу следующее, мы не транслируем мои совещания, которые я веду по подготовке к ШОСу. Что я могу сказать – это плохо, сделаю замечание. Давайте попробуем снять вакуум – предлагаю сделать серьезное обсуждение. Готов вас всех пригласить, терпеливо буду отвечать на вопросы, посадим всех руководителей, специалистов,  городскую власть, которые нам нужны для этих целей. Покритикую, что они от вас закрываются.

Я попробую их защитить, ведь это члены моей команды, мне кажется, что это может быть связано с тем, что мы находимся в стадии поиска окончательных решений.В октябре, когда будет проходить саммит приграничных территорий России и Казахстана, мы будем его проводить в строящемся здании на «Конаре». Да, красиво, очень креативно. Но это же вынуждения история. К сожалению, в Челябинске нет ни одного подходящего объекта для проведения крупных международных мероприятий такого масштаба. Как должен измениться город к саммитам ШОС и БРИКС: набережная реки Миасс, конгресс-холл, аэропорт – обсуждалось очень активно.

Проект конгресс-холла выбран с учетом обсуждения общественности. По сути, картинка настолько масштабная, что я подумал: «Да, красиво, но надо что-то попроще». Но люди выбрали именно это. И я вдохновился. И буду вместе с вами, коллеги, работать над этим. Когда я понял, что этот проект еще и на двух берегах реки, и есть мост, эта история показалась мне настолько глобальной, что я задался вопросом, можно ли это вообще сделать? Но строители сказали, что ничего сложного конструктивно в этом нет. Да, это будет дорого, но мы же готовимся к саммиту ШОС, на который приедут множество стран-участниц и наблюдателей. То есть все будет серьезно. Поэтому мы строим некую доминанту. Доминанта выбрана жителями.

Сейчас обсуждается, как будут выглядеть гостевые маршруты. Я лично за всем этим слежу. Начинается проектирование набережной, актуализирован проект транспортной развязки. На набережной будет развиваться сквер искусств. Коллеги, там ничего нового нет. Это все было выбрано в рамках Международного архитектурного конкурса, который проводился в прошлом году. Выбранные концепции легли в основу идей, и сейчас идет их разработка, поиск инвесторов, поиск схем реализации этих идей.

Мы будем их реализовать в том виде, в котором их выбрали горожане. Рассчитываем, какие ресурсы для этого нужны. В частности, транспортная развязка. Нужно 1 млрд 200 миллионов рублей, чтобы ее достроить. Это серьезное сооружение. Опоры давно стоят, ведется оценка их состояния, могут ли быть они применены без ремонта. Участок сформирован. Сейчас начинается поиск инвестора. Моя идея реализации должна отличаться от того, чтобы просто дать деньги. Мы ищем решение. Я считаю, что все эти проекты имеют коммерческую основу. Там есть возможность организовать некую возвратность инвестиций. Например, построив конгресс-холл, мы могли бы владеть нижней частью здания, а наверху может быть либо бизнес-центр, либо апартаменты, которые могут продаваться. Мы ищем таких инвесторов. Сегодня говорили с южнокорейской компанией «Лотте». Это серьезная компания, серьезные люди, серьезные деньги. Надеюсь, они будут пытаться выстроить с нами конструкцию этого решения. Я бы хотел, чтобы и набережная была построена не за счет наших денег, а за счет денег инвесторов. Потому что я считаю, что набережная может рассматриваться как некий торговый центр. Поставим там несколько таких объектов, где можно торговать.

Все, кто рвется обсуждать проекты к саммитам ШОС и БРИКС, пусть приходят с деньгами и предлагают свою конструкцию. Это будет частно-государственное партнерство, которое будет реализовано на этих площадях. Единственное, что портит вид, – это общежитие цирка. Сейчас мы ведем по нему переговоры. Мы построим такое же небольшое общежитие. А старое общежитие нужно снести, потому что оно стоит на транспортной развязке, стоит на нашей идеологии развития этого центра.

Что касается набережной Миасса, прогулочной части,  мне бы хотелось, чтобы там была историческая составляющая. Я специально ездил в Касли для этих целей. Я считаю, что элементы каслинского литья должны там присутствовать. Фонари, заборы, ограждения будут отличать этот объект от всех других в мире. Такое здание везде построят, а каслинского литья нигде не будет. И то, что каслинского литья в ландшафтах наших нет, это наша проблема. Это отсутствие нашей любви к нашей истории.  В свое время Каслинская комната  покорила весь Париж. Но беда заключается в том, что она сейчас в музее в Екатеринбурге. Это проявление того, как мы не сильно любим место, где живем. Меня как-то спросили: «Вы из области, где есть Аркаим? Это же так здорово. Я так хочу к вам приехать».  И я тоже захотел приехать на Аркаим.

Что я хотел сказать из важного: плохо, что информация закрыта. Сейчас мы ведем проектирование набережной.  И ищем инвестора, который должен проектировать свою идею. Мы не можем приступить к проектированию, потому что не очень понимаем, какую идею он будет реализовывать. И я на всех встречах предлагаю всем уделить этому внимание. Следующее наше обсуждение, которое будет в мае, должно пройти по-другому. Мы просто проведем рабочее совещание, пригласим журналистов. Максимально готовы пригласить всех, кому это интересно. Я считаю, что это интересно всем. Я уверен, что мы это сделаем и будем гордиться нашей работой. Мне хотелось бы сделать такую вещь, которая работала бы долго.

В рамках подготовки к ШОС и БРИКС есть еще одна серьезная задача – это обновление, реконструкция  аэропорта и аэродрома. Аэропорт и аэродром – это разные объекты. Аэропорт – это частная собственность, аэродром государственная.  Этот комплекс вопросов мы тоже должны решить. Ни у кого не вызывает сомнения, что наш аэропорт нужно реконструировать. Он должен быть другим. Конечно, хорошо, он такой провинциальный, тихий, маленький, но точно нам нужен другой. Нужен с телетрапами, с другими пространствами. Это ворота города, и эти ворота должны быть современными.  Мы сейчас устремлены в будущее, но сложно людей в этом убедить, когда они приезжают в наш аэропорт. Мне сложно это сделать, хотя бываю очень убедителен.

Анастасия Плотникова, редактор программ «Время новостей», «Итоги недели», ОТВ: Борис Александрович, хотелось бы вернуться к теме развития моногородов. На сегодняшний день в шести из 16 моногородов фиксируется стабильное социально-экономическое развитие. Что делать остальным десяти? Какие пути развития моногородов вы видите, кроме введения статуса ТОСЭР?

Б.А. Дубровский: Мы обязаны оказывать поддержку моногородам, при этом на местах должна быть команда людей, которые понимают, что с этими моногородами делать. Если нет команды, которая формирует концепцию развития территории,  ничего не получается. Фраза, популярная  некоторое время назад – «Кадры решают все», – актуальна и для нашего времени. Мы формируем управленческие команды, которые защищают проекты на самом высоком уровне, в правительстве РФ. Первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов умеет задавать жесткие вопросы!

Моногорода конкурируют за ресурсы. Все понимают, что ресурсов не хватает. Да, мы имеем весомый аргумент в нашу пользу. По понятным причинам мы хотим получить режим ТОСЭР для Верхнего Уфалея. Потому что режим территории опережающего социально-экономического развития позволит всем новым предприятиям «абсорбировать» тех, кто высвобождается в связи с остановкой «Уфалейникеля». Хотя, может быть, в Верхнем Уфалее не самые лучшие проекты. Мы на этом сосредоточились – взаимодействие с федеральным центром, поиск решений, обучение команд.

В ЗАТО, конечно, у нас серьезная перспектива открыть ТОСЭР. Все-таки уровень образования, компетенции специалистов позволяет им быть готовыми организовать предприятия как минимум 5 технологического уклада. Эти предприятия дадут серьезный рост и выведут наши технологии на новый уровень. Такой же уровень, как, например, у «Папилона». Но мы сейчас получается сдерживаем инвесторов из-за отсутствия режима ТОСЭРа. Будет режим – сразу стартуют 25 предприятий, у инвесторов есть идеи, есть серьезные деньги, они готовы вкладывать. Сидят ждут, когда будет ТОСЭР. Поэтому мы встречаемся завтра с Росатомом в очередной раз, ищем решение. Собственно, два условия должно быть в моногородах – это команда, которая готова развивать и поддерживать,  и инвестор, который готов вкладывать деньги территорию. Режим ТОСЭР – это очень хорошо, это позволяет инвестору рассчитывать на более быструю окупаемость. Будет ТОСЭР – не будет ТОСЭР, все равно нужна хорошая команда и инвесторы, которые готовы приходить с новыми идеями. А мы должны их поддерживать. Они не придут туда, где нет дорог, где нет садика. Они не придут туда, где неинтересно жить. В Москве хорошо, как говорят, «Из Магадана можно уехать, а из Москвы нельзя». В столице интересная, насыщенная жизнь. Но не всем ведь нравится жить в крупных городах. Есть особенности, которые характерны для малых городов, когда можно пешком везде ходить. Но человек должен ходить не по грязи, а по асфальту. И это наша обязанность. Для этого нам нужны ресурсы, которые мы будем направлять на развитие городов. И мы на правильном пути. Управленческие команды муниципалитетов формируются. Люди по-другому стали рассуждать. Я вспоминаю то время, когда я начинал ездить, я сам был в поиске, в погружении в объект управления. И собственно осознавал, что мы друг друга не понимаем. Сейчас по-другому, и это не потому, что я шесть раз одно и то же спросил, а потому что коллег стали обучать очень системно, на примерах, они почувствовали, что мы ждем и как это реализуется на современном уровне. Это касается не только моногородов.

Дмитрий Моргулес, главный редактор газеты «Челябинский обзор»: Практически все время, которое идет пресс-конференция, вы посвятили экономическим вопросам, и ни словом не задели политику. На самом деле прошло уже много времени после внедрения реформы местного самоуправления. У меня в этой связи такой вопрос: довольны ли вы качеством этой реформы и не раздражают ли вас эти мелкие скандалы, которые на самом деле влияют на город, на его состояние? И какие у вас могут быть в связи с эти планы на 2019 год, когда у нас очередные выборы глав муниципальных образований?

Б.А. Дубровский:  В 2019 году много выборов.  И разные планы. Могу ли я сказать, что полностью удовлетворён тем, что происходит у нас в Челябинске? Наверно, надо не только меня об этом спрашивать, но и самих челябинцев. Да, я понимаю, что есть некоторая неудовлетворенность тем, что происходит.  Ваш вопрос с этим связан? Но вот если бы не было 7 районов в Челябинске, не было бы этих проблем? Раньше все было хорошо? А вот эта реформа разрушила систему управления городом.  Ведь это не так. Она была нацелена на хорошее.  Депутат районного совета должен быть ближе к избирателю. А теперь, уважаемые избиратели, в 2019-м году изберите тех, кто будет ближе к вам. Собственно вы же выбираете. Они же лидеры вашего общественного мнения. Вот вся история.  Мы можем создать только условия. Я считаю, что мы их такие создали. Дальше это выбор ваш. Властью в РФ обладает только народ, он ее делегирует. Это написано в Конституции.  Вы делегировали власть депутатскому корпусу, требуйте от них, чтобы они наводили порядок.  Они, в свою очередь, должны требовать порядка от исполнительной власти. Система выстроена. Требуйте от своих депутатов результатов. Будьте более активны. У вас появилась эта возможность.

Я считаю, что подводить итоги сейчас слишком рано. Я говорю вам, что в 19 году эта система будет снова использована. Мы будем таким же образом формировать эту власть.  Поэтому у вас есть возможность выбрать новых общественных лидеров, которые будут представлять ваши интересы.

Я считаю, что на вопрос я ответил.

Алена Васильевых, корреспондент ИА «Интерфакс-Урал»: Какая из базовых отраслей региона занимает доминирующее положение в развитии Челябинской области? Это агропромышленный комплекс, металлургия, промышленность, энергетика?

Б.А. Дубровский: Всегда у нас доминировала и достаточно долго будет доминировать металлургия. Это очевидно. То развитие, динамика, инвестиции твердо убеждают, что они, если и будут уменьшать долю, то за счет увеличения других направлений, отраслей. А они все очень успешны. Возвращаясь к визиту делегации из Южной Кореи, они рассказали, что ведут реконструкцию на ЧЭМК, ставят новый современный конвектор. Металлурги постоянно инвестируют в себя, они лидеры по себестоимости, и ММК, и челябинские предприятия. «Мечел» получил аттестацию на право поставлять свои рельсы в Германию. Все эти факты говорят, что они находятся в серьезном рынке, они очень устойчивы, будут доминировать и формировать налоговую базу.

Очевиден и другой общий тренд – увеличение производительности труда. Сокращение будет носить перманентный характер. Участие человека с приходом новых технологий становится совсем другим. Это операторы, люди, которые управляют и обслуживают «умные системы». А людей, которые будут выходить на рынок, должны «абсорбировать» средние и малые предприятия, численностью до 150 человек. Это гибкий бизнес, который быстро встраивается в рыночные тренды. Это то, что даст нам устойчивость.

Какая отрасль будет доминантой, сложно сказать, учитывая разнообразие различных компетенций. Металлургия будет занимать не менее 30%, машиностроение останется на своих 20%, военно-промышленный комплекс – на 10%. Сельское хозяйство и строительство сейчас занимают 8%. А внутри – услуги. Что это такое – очень интересно. В Индии я долго пытался выяснить, за счет каких отраслей растет их экономика. По статистике, Индия показывает самый большой рост – 7%, а регион, где мы были, – 12%. Мне пояснили, что промышленность у них составляет 30%, столько же сельское хозяйство, а услуги – 40%. Потому что у них все в услугах, весь малый и средний бизнес и даже высокотехнологичные предприятия. Мы такие условные «услуги» хотели бы постоянно наращивать. У нас подобного рода предприятия появились. Это точки роста. Например, «Планар», «Папиллон». В Магнитогорске есть предприятие, которое планирует первого робота в космос отправить в этом году.

Я всегда восторженно смотрю на них, так удивляюсь тому, что они делают, и все время спрашиваю, как ты это придумал, – в Магнитогорске заниматься роботами. В Магнитогорске все занимаются железом – либо торгуют им, либо делают (смеётся). И он молодец, что придумал заниматься роботами в Магнитогорске. Это те люди, которые будут формировать экономику.

Однако сами услуги – сервис – должен появиться. Возвращаясь к Индии, там в услугах образование, медицина. И эти услуги должны наращиваться. Для этого нам надо сформировать высокую производительность труда в секторе с высокой добавленной стоимостью. Нам необходим ресурс, который позволит обеспечивать социальные услуги – образование, медицину. А мы не подвергаем сомнениям, что они должны быть, с точки зрения гражданина, бесплатными. Значит должна быть отрасль, где мы эти ресурсы зарабатываем.

Ирина Поволоцкая, журналист информационного агентства «Урал-пресс-информ»: Вопрос про Магнитогорский государственный технический университет. После информации о том, что ваш родной вуз собирается участвовать в конкурсе на статус опорного вуза, сложилось мнение, что вы специально не допустили ЧелГУ и челябинский пединститут к участию в конкурсе. Мне бы хотелось прояснить ситуацию, из каких соображений вы не дали добро всем трем вузам.

Б.А. Дубровский: Мы не могли все вузы туда допустить. Конкурс не я проводил, а Министерство образования Российской Федерации. Моя функция состояла в том, чтобы дать губернаторское согласие на софинансирование программы по тому вузу, который победит в конкурсе, на уровне некой суммы, которая пока не определена. Мы провели анализ, кто имеет больше шансов на получение статуса опорного вуза. И это был единственный вуз, за исключением ЮУрГУ, кто мог пробиться в жесткой конкуренции и получить этот статус. И если бы я дал согласие остальным вузам, мы этого статуса могли не получить.

МГТУ находится в территории, которая нам нужна в развитии. В Челябинске есть вуз, который я поддерживал и который вошел в проект 5-100. В МГТУ сейчас есть все компетенции педагогического и технического вуза. Это масштабное образовательное учреждение федерального уровня, которое необходимо, чтобы обеспечивать кадровый потенциал территории, на которой находится. Этот вуз дал мне дорогу в жизнь. Ничего плохого не вижу, что мы вспоминаем добром тех, кто дал нам дорогу, но при объективной оценке. Я не потащил МГТУ в проект 5-100, потому что он не был готов и никогда не будет готов. Это другой уровень, уровень столицы территории.

А остальные два вуза, которые хотели получить этот статус, не попали не потому, что я их не люблю. Сегодня на встрече с делегацией Южной Кореи была Диана Циринг (прим. ректор Челябинского государственного университета). Представители делегации сказали, что она готовит кадры для работы с Южной Кореей. Они были удивлены, и я горжусь этим.

Резюмирую: в основе моего решения лежало понимание, что из этих трех вузов больше шансов у МГТУ, и ничего другого.

Альбина Золотухина, обозреватель ИА URA.RU: И снова о политике, Борис Александрович. Сейчас подходит к концу очередной этап выборов глав городов и районов. С Копейском ситуация разрешилась. Сейчас стоит вопрос с Каслинским районом и «запретками». Какие территории вас особенно волнуют?

Б.А. Дубровский: Конечно, Касли. Не потому, что там каслинское литье делают, а потому что мы затянули безвременье в этой территории. Мне стыдно, что я не могу найти руководителя, который будет проводником современных идей, с которым я смогу решать вопросы, доверять ему. Я должен понимать мотивации человека, кто занимается районным управлением.

Альбина Золотухина: У вас были претензии к Локомотивному округу. Завтра очередная сессия в Миассе…

Б.А. Дубровский: Локомотивный волнует только в той степени, что эта территория, по моему мнению, должна управляться в составе Карталинского района. Эту задачу я ставлю перед своими специалистами, перед главами территорий. Такое решение позволит нам рациональнее использовать ресурсы, не растаскивать их по маленьким бюджетикам, а управлять процессом с единого центра. Эта ситуация назрела.

Миасс не может меня не беспокоить. Это один из самых крупных городов, лидер. Все, что там происходит, – в зоне моего пристального внимания. Меня беспокоит конфликт между главой города и депутатским корпусом. Исхожу из логики, что глава города в настоящий момент наводит порядок. Это сложнейший город. Он всегда был таким, если посмотреть на его историю: беды, сплетни и конфликты. Этот город – Челябинск, но в другом масштабе. Такой же – с разными элитами, интересами. В этом ничего плохого нет, когда элиты формируют новые идеи, культурное и экономическое пространство. Но когда они делят, какой ларек  и где поставить, – это плохо. Сейчас у главы есть алгоритм действий, он ему следует, есть алгоритм его взаимодействия с депутатским корпусом. Они его выбирали. Если они примут решение его убрать, я им предложу другого главу. Перед ним будут стоять те же задачи, что и перед нынешним главой. У нас есть время, будем работать.

Лев Битков, корреспондент ГТРК «Южный Урал»: Сейчас на федеральном уровне активно обсуждается программа реновации жилищного фонда. В Госдуме вице-спикер сказал, что в Москве пройдет пилотный проект. Затем, если он пройдет безболезненно, начнет спускаться в регионы. Как вы считаете, насколько велика перспектива в Челябинске запустить программу реновации жилья, нужна ли она?

Б.А. Дубровский: Москва и Челябинск – разные города, разные возможности. В немалой степени это связано со стоимостью земли. Мы понимаем, что лежит в основе такой программы. Считаю, что до нас не скоро она дойдет. У вас другое мнение?

Лев Битков: Некоторые территории нуждаются в реновации…

Б.А. Дубровский: А снос ветхоаварийного жилья разве не является реновацией? В Москве речь идет о сносе объектов, не признанных аварийными. Это столичный город, который хочет остаться в тех же размерах, но видоизмениться качественно.

Конечно, мы нуждаемся в реновации и ведем ее на постоянной основе. К 1 сентября переселим все дома, признанные аварийными на 1 января 2012 года. У нас есть еще 250 тысяч квадратных метров жилья, которые признаны аварийными в текущем периоде. Это наша задача, и мы будем решать ее в другой форме. У нас другие возможности. В немалой степени это связано с бюджетной обеспеченностью территорий, которые задачу реновации сейчас решают.

Светлана Григорьева, корреспондент интернет-газеты «Знак.com»: Вы являетесь собственником ряда коммерческих предприятий. Вы сейчас следите, что с ними происходит, кто ими управляет? Нет ли у вас ностальгии по тем временам, вы так интересно рассказываете о бизнесе…

Б.А. Дубровский: Ностальгия есть. Этим бизнесом, масштаб которого 10 млрд долларов в год, я занимался 10 лет, когда был генеральным директором предприятия, которое на сегодняшний момент формирует в немалой степени налоговую базу Челябинской области. Но чем я отличаюсь. Я не стал ничего прятать, внес в декларацию так, как это положено, и не стесняюсь. Я не управляю этими предприятиями, но знаю, кто это делает. Результаты не устраивают. Строительный холдинг лежит на боку как все, переживая самые тяжелые времена. Рынок падающий, и только сейчас, начиная с 2014 года, индекс промпроизводства оказался на уровне 100%.

Большое спасибо за вопросы, они были интересными. С наступающими майскими праздниками, весеннего вам настроения, успехов!

Дата публикации: 28 апреля, 2017 [15:49]
Дата изменения: 03 мая, 2017 [13:51]
← Вернуться

Обнаружив в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.